ENG

Разное

Уголь заждался добытчиков 16.01.2018

Уголь заждался добытчиков

Республика Башкортостан – Название этого города произошло от слияния двух башкирских слов: кумер — уголь, тау — гора. Основали Кумертау добытчики бурого угля в 1953 году. Спустя 40 лет в результате непродуманных экономических реформ, проведенных по всей стране, предприятие «Башкируголь» ликвидировали. Входящий в его состав Тюльганский угольный разрез отошел к Оренбургской области и продолжил работу. Точнее, разрез изначально находился на территории соседнего региона, но административно подчинялся Башкирии. Наш угольный разрез «Маячный» под Кумертау вопреки большим разведанным запасам в начале 90-х закрыли. С тех пор сотни горняков, кто сменив профессии, кто уйдя на пенсию, после перенесенного шока «законсервировали» в душах обиду на несправедливое решение центральной власти.

С таким грузом на сердце жить, мягко говоря, некомфортно. Особенно остро переживал случившееся бывший директор Тюльганского разреза, ветеран угольной промышленности Виктор Иванович Коробкин, человек, одержимый идеей возобновления добычи твердого топлива под Кумертау. У Коробкина не просто идея, а экономически рассчитанный до деталей проект и добычи, и глубокой переработки бурого угля.

Все эти годы он стучался со своим проектом во многие двери, ознакомил с ним хозяев высоких кабинетов. И вот, наконец, небеса услышали его и еще тысячи, как он, патриотически настроенных жителей. Моногород Кумертау получил статус территории опережающего развития. Включили «зеленый свет» проектам, которыми бы заинтересовались инвесторы.

Это люди осторожные, можно даже сказать, пугливые. Но профессионалам доверяют. В профессионализме и в безупречной репутации Коробкина сомневающихся нет. О многом говорит его биография. Родом семья Коробкиных из деревни Чуртан Стерлибашевского района. Там они обо­сновались давно, со времен появления переселенцев в ходе царских реформ. Родился Виктор в семье офицера в 1952 году, когда отец, ветеран Великой Отечественной войны, офицер-танкист был направлен на службу во Львов. Из Львова семья переехала в Кустанай, где еще до войны укоренилась родня репрессированного как кулака деда. В школьные годы, затем студентом горного факультета Алма-Атинского политеха Виктор увлекался баскетболом, играл за юношескую команду Казахстана. После армии горный инженер прошел обычный путь от слесаря, помощника машиниста экскаватора, мастера, начальника отдела горно-обогатительного комбината до начальника участка угольного разреза «Богатырь» в Экибастузе. Женился, с супругой Еленой воспитали двоих сыновей. Кстати, оба сегодня предприниматели.

— Там у меня было два экскаватора-пятитысячника, которые загружали за несколько минут целый железнодорожный состав, — собеседник не в состоянии скрыть волнение от тех масштабов даже по прошествии стольких лет. — Представьте только: если Тюльганский разрез в год отгружал до 3,5 миллиона тонн угля, то «Богатырь» справлялся с таким объемом за месяц.

Десять лет успешной работы в Экибастузе — это, считай, еще один университет. Как-то его вызвали в Москву, в министерство угольной промышленности страны и уговорили поехать в Башкирию, чтобы поправить дела на Тюльганском разрезе. Приехал, осмотрелся. Организация производства была на низком уровне. Вскоре Коробкин вывел разрез на проектную мощность. Затем начались те самые реформы, в ходе которых «Башкируголь» ликвидировали. Коробкин уволился, не согласившись с уничтожением разреза. «Маячный» разрез закрыли. Тюльганский переподчинили Оренбургу, он действует до сих пор и даже поставляет уголь на Кумертаускую ТЭЦ как резервное топливо. Где логика? «Маячный» — вот он, в 20 километрах от ТЭЦ, а до Тюльгана аж сто километров. Негосударственный подход. Хотя вместо государства вопросы экономики давно решают отдельно взятые собственники.

Виктор Иванович, воспитанный в семье офицера на высоких государственных и человеческих ценностях, не мог просто так сдать позиции. Развернул активную деятельность ради возвращения названию города первоначального содержания. Встретился несколько лет назад с руководством «Интер-РАО» — собственником ТЭЦ. Показал свои расчеты.

Прямая речь

Ирина ГОЛОВАНОВА,
первый заместитель главы администрации г. Кумертау:


— Проект Коробкина планируем в ближайшее время включить в число резидентов территории опережающего социально-экономического развития, осталось решить несколько вопросов по документации. Мы направили письма в минэкономразвития РБ и Башнедра с просьбой найти решение. Как только Виктор Иванович начнет добычу угля, администрация подключится к поиску инвесторов по производству горного воска и другой продукции, получаемой в ходе переработки угля.

— Наш уголь дешевле газа на 40 процентов, даже с учетом того, что хлопот немного прибавится, — вновь пересказывает свои аргументы Коробкин. — Ведь в себестоимости получаемых на ТЭЦ электроэнергии и тепла на 50 процентов «сидит» цена топлива. Известно, что муниципалитет сегодня дотирует из бюджета часть стоимости тепла для населения. Уголь позволит существенно экономить народные деньги. Мы не претендуем полностью заменить газ углем — лишь на четверть.

Есть и другие плюсы, доказывает Виктор Иванович. Так, из бурого угля можно добывать горный воск, в котором нуждаются парфюмерная промышленность, точное литье и другие отрасли. Это уже глубокая переработка сырья. Пока Россия покупает горный воск в Белоруссии — на один миллиард рублей в год.

И еще. Бурый уголь — по сути, древесина. Можно вырабатывать удобрение. Кстати, нашлись предприниматели в Уфе, которые берут бурый уголь для этих целей. «Я не собираюсь браться за выпуск воска, это не мое, я горняк, — признается Коробкин. — Воском надо заинтересовать инвесторов. Тем более теперь Кумертау — территория опережающего развития, что подразумевает хорошие льготы для инвестиций».

В «Интер-РАО» тогда заинтересовались проектом Коробкина, подписали договор, вложив предварительно полмиллиона рублей в экспертизу, которую провел Московский горный институт. Поддержало и республиканское правительство. Виктор Иванович тут же взялся за дело: три года потратил на получение лицензии на добычу угля, провел все коммуникации, разработал проект, вложив во все 18 миллионов рублей.

И вдруг в минувшем году Кумертаускую ТЭЦ продают другому собственнику — Свердловской энергогазовой компании. Коробкин направляет ему в ноябре подробное письмо, но тот молчит.

— Вот здесь-то и нужна поддержка муниципальной и республиканской властей, — разводит руками Коробкин, вовсе не собираясь сходить с борцовского ковра.

Здесь не обойтись без художественной метафоры. Как долго догорают в топке домашней печи угли? Порой тлеют до утра. Вот и в Кумертау спустя четверть века после закрытия «Маячного», хочется верить, наступает утро. И уголек в топке не дотлел благодаря стараниям одного человека, влюбленного в свое дело. Легче будет вновь растопить.




Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку



Электронное периодическое издание "Отраслевой портал "Российский уголь". Свидетельство о регистрации СМИ Эл. № 77-6017.
АО "РОСИНФОРМУГОЛЬ"©Все права защищены. 1994-2018  Правовая информация
Яндекс.Метрика