Рейтинг@Mail.ru


ENG

Статьи и обзоры

Данный информационный блок включает в себя статьи, обзоры, выступления и интервью руководителей и специалистов, посвященные актуальным вопросам развития угольной отрасли и смежных отраслей экономики.  В каждой статье указан источник информации и дается гиперссылка на постоянный адрес статьи в первоисточнике. 

Современное состояние и перспективы инновационного развития угольной промышленности 12.02.2010

Современное состояние и перспективы инновационного развития угольной промышленности

Г.Л. Краснянсий, Проф., докт. экон. наук

Российский уголь, начиная со второй половины пятидесятых годов, в силу объективной смены энергетических укладов в топливном обеспечении экономики страны постоянно испытывал давление со стороны более конкурентоспособных видов топливных ресурсов – сначала нефти, а затем и природного газа (Рис. 1). Удельный вес угля в потреблении органического топлива в России сократился с 65% в 1955 году до 19% в 2008 году.

С начала 90-х годов доля угля в общем топливном балансе страны практически не меняется. Если же рассматривать долю угля в структуре потребления различных видов топлива на тепловых электростанциях, то за последние десять лет она имеет тенденцию к сокращению при соответствующем росте доли газа. Между тем, угольное топливо могло бы сыграть более весомую роль в наращивании энергетического потенциала страны. Осуществленные в 1994-2000 гг. первые два основных этапа реструктуризации угольной промышленности России освободили угольные компании от убыточных и непрофильных производств, создали условия для рыночного ценообразования на угольную продукцию. В полной мере были задействованы преимущества частной собственности. Системно начала решаться проблема коренного снижения издержек в горном производстве

                    Рис. 1. Эволюция топливно-энергетических укладов в экономике России

В результате угледобывающие предприятия полностью обеспечивают свои финансовые потребности по принятым в мировой практике схемам, используя соответствующие источники и финансовые инструменты. При этом, та часть ресурсов, которую отрасль получает из федерального бюджета, расходуется на финансирование социальных программ, связанных с переселением семей горняков из ветхого жилья, стимулирование мероприятий по обеспечению техники безопасности и покрытие части затрат, связанных с кредитами на приобретение новой горнодобывающей техники.

После многократного снижения бюджетного финансирования, составившего к середине текущего десятилетия немного больше 200 млн долл. США, начиная с 2007 г. наблюдается незначительный рост бюджетных ассигнований в угольную промышленность. Природа этого роста связана с инфляционными процессами, нашедшими выражение в увеличении стоимости строительства жилья, а также цен на материалы и оборудование. Тем не менее, в течение последних 15-ти лет доля средств господдержки угольной промышленности в ВВП страны уменьшилась в 8-10 раз и составляет в настоящее время не более 0,03%-0,05% (Рис. 2-3).

           Рис.2 Динамика объемов бюджетного финансирования угольной промышленности в России, млн долл. США

           Рис.3 Доля средств господдержки угольной промышленности в России в ВВП, %

В русле произошедших изменений в отношении объемов и характера бюджетных субсидий, направляемых в угольную промышленность, сформировалась новая структура капитальных вложений (Рис. 4). Отличительной особенностью рассматриваемого процесса является завершение использования бюджетных средств уже к началу 2000 года, которые замещаются собственными и заемными средствами. При этом, в структуре капитальных вложений превалирует доля собственных средств предприятий и, в меньшей степени, присутствует доля заемных средств. С одной стороны, это является свидетельством ограниченности абсолютных объемов капитальных вложений направляемых в развитие, поскольку собственные средства, по определению, не могут рассматриваться в качестве источника долговременных инвестиций. С другой стороны, незначительная доля заемных средств в общем объеме капитальных вложений, свидетельствует об отсутствии доступа к кредитным ресурсам, как к источнику долговременных инвестиций. К сожалению, эта макроэкономическая проблема характерна для современной экономики России и угольная промышленность не является исключением.

             Рис. 4. Изменение структуры капитальных вложений

Преодолев сложный период структурной перестройки, угольная промышленность вышла из него обновленной, конкурентоспособной и социально защищенной. Прежде всего, это нашло отражение в динамике роста основных технико-экономических показателей, таких как объем добычи, производительность труда, объем и структура инвестиций. Десятилетняя тенденция снижения добычи в 1998 году была изменена на последовательный рост добычи, наблюдавшийся вплоть до начала кризиса 2008-2009 гг., а определяющим фактором этих изменений стали структурные преобразования в угольной отрасли, проводимые с середины 90-х годов. Основной объем выводимых из эксплуатации производственных мощностей произошел в регионах, отличающихся высокой трудоемкостью добычи и, в ряде случаев, низким качеством углей, таких как Донецкий, Подмосковный, Печорский бассейны, а также на угольных месторождениях Урала (Рис.5).

             Рис. 5. Динамика добычи угля по бассейнам и месторождениям

Одновременно, Кузнецкий бассейн, освободившись от ряда нерентабельных шахт и разрезов, получил возможность для наращивания объемов добычи, которая уже к середине текущего десятилетия достигла и превзошла уровень 180 млн т/год, который длительное время обозначался в качестве стратегической цели развития Кузбасса в советский период, но так и не был достигнут. Угольные разрезы в Канско-Ачинском бассейне, на месторождениях Восточной Сибири и Дальнего Востока сохранили свой производственный потенциал, который определяется сегодня, главным образом, спросом на уголь для развития экономики этих регионов, а также экспортом в страны АТР.

Не менее значимым результатом реструктуризации является более чем двух кратный рост производительности труда рабочего по добыче, причем главным является не сам факт роста, а, что более важно, формирование устойчивой тенденции, которая продолжается, несмотря на прекращение процесса закрытия шахт (Рис. 6).   

          Рис. 6. Динамика производительности труда рабочего по добыче и среднесписочной численности рабочих по добыче угля

Безусловно, в начальный период реструктуризации рост производительности труда происходил, в основном, за счет экстенсивных факторов, связанных с сокращением численности, вследствие массового закрытия убыточных предприятий. Однако, уже в начале 2000-х годов продолжение тенденции роста производительности труда основывается, в большей степени, на влиянии таких интенсивных факторов, как повышение эффективности труда на базе применения новой высокопроизводительной техники и современных технологий ведения горных работ. Наиболее показательным, в этом отношении является положительная динамика среднесуточной нагрузки на очистной забой, характеризуемая почти 5-ти кратным ростом этого показатели на протяжении последних 15-ти лет (Рис.7).

Как и в случае с ростом производительности труда, первоначальный рост нагрузки на очистной забой определялся массовым сокращением количества забоев как следствие закрытия большого количества шахт. Однако для последнего пятилетия становится характерным процесс массового обновления активной части основных фондов в угольной промышленности, в основном, за счет приобретения высокопроизводительного очистного оборудования, что привело к увеличению темпов роста среднесуточной нагрузки, по сравнению с начальным периодом.

           Рис. 7. Динамика среднесуточной добычи из одного действующего очистного забоя

Следует отметить, что в 2008 году более 42% КМЗ работали в режиме один миллион и более тонн угля в год, 16 % имели нагрузку более 5 000 т/сут. На шахте «Котинская» компании «СУЭК – Кузбасс», имеющей один очистной забой по схеме шахта-лава, годовой объем добычи составил 4655 тыс. т, а среднемесячная производительность труда рабочего по добыче составила 755 т, что соответствует уровню лучших мировых достижений в этой области.

К сожалению, отечественное угольное машиностроение переживает последние годы не лучшие времена в своей истории. Длительное отсутствие стратегии развития отечественного машиностроения превращает нашу страну в «нетто» импортера оборудования для добычи угля, при этом Россия входит в пятерку стран с развитой угольной промышленностью. Тем не менее, остающиеся заводы производят горно-шахтное оборудование, которое способно конкурировать с аналогичным импортным, из-за более низкой цены, уступая им в производительности, качестве и надежности. В тройку ведущих отечественных заводов-производителей ГШО входят: Юргинский машзавод, специализирующийся на изготовлении очистного оборудования; Анжерский машзавод, основной продукцией которого являются скребковые конвейеры; и Копейский машзавод, производящий проходческую технику.

В настоящее время в мире производятся угольные комбайны энерговооруженностью почти 3МВт для выемки пластов мощностью до 6м, а также созданы опытные образцы механизированных крепей для выемки пластов мощностью 7м без разделения на слои. Суммарная энерговооруженность очистного оборудования наиболее производительных забоев достигает 4,5 МВт. В частности, в КНР компания «Шеньхуа» эксплуатирует такое оборудование в очистном забое длиной 300 м при вынимаемой мощности пласта равной 6 м, с месячной производительностью 1 млн т.

В области оборудования для открытых работ производятся и успешно применяются драглайны с емкостью ковша 80-100 куб.м, гидравлические экскаваторы с ковшами 70 куб.м и более, а также углевозы и карьерные автосамосвалы грузоподъемностью, соответственно, 320 и 500 т.

Осуществляемое в последние годы технологическое обновление предприятий отрасли производилось путем приобретения как отечественного, так и импортного оборудования. Очевидный разрыв в качестве и производительности между отечественной и лучшими образцами мировой горнодобывающей техники трудно компенсировать и, по этой причине, многие угольные компании, вполне обосновано, отдают предпочтение импортному оборудованию, однако не всегда это оборудование используется с необходимой эффективностью. Однако, это уже проблема обоснованности сделанного выбора конкретного оборудования и организации его правильной и эффективной эксплуатации. В первую очередь, это касалось очистного и транспортного оборудования, в меньшей степени, – вспомогательного оборудования, включая средства доставки, буровые станки и т.п.

Кроме того, часть инвестиций направлялась на приобретение средств автоматического контроля состояния шахтной атмосферы, оборудования для вентиляции, включая вентиляционные установки главного проветривания. Другими словами, средства вкладывались в активную часть основных фондов, от состояния которых напрямую зависели объемы добычи и, следовательно, быстрый возврат денежных вливаний. Справедливости ради необходимо отметить, что значительная активность, особенно после известных событий на шахтах «Ульяновская» и «Юбилейная» в 2007 году, характерна для работ, связанных с дегазацией выемочных полей и обеспечением техники безопасности. Таким образом, одним из определяющих факторов для обеспечения последовательного наращивания объемов производства угольной продукции, являлся рост инвестиционных вложений в обновление горной техники (Рис. 8).

        Рис. 8. Динамика инвестиций в активную часть основных фондов, млн руб. (текущие цены)

Наряду с инвестициями в новую технику и оборудование, особое место занимают инвестиции в строительство новых предприятий и, что особенно важно, строительство новых углеобогатительных фабрик. Необходимо отметить, что стимулирующим фактором обновления очистного оборудования и мотивом нового строительства являются требования мирового рынка, на котором российский уголь стал играть все более заметную роль. Немаловажно и то, что средства, полученные от реализации экспортных поставок, стали одним из основных источников проводимой модернизации.

Отличительной особенностью последнего времени является строительство обогатительных фабрик для переработки энергетических углей, чего практически не было в бывшем СССР. Несмотря на кризис, в 2009 году были введены в эксплуатацию три новых шахты, разрез и две обогатительные фабрики в Кемеровской области и обогатительная фабрика в Забайкальском крае. За рубежом, добываемые каменные энергетические угли, как правило, обогащаются, если предполагается их последующая транспортировка. В этом смысле современная угольная промышленность России находится в рамках общемировых тенденций.

В последние годы многое делалось в направлении развития объектов инфраструктуры, необходимой для удовлетворения растущего экспорта и, прежде всего, строительства новых и модернизации существующих портов для расширения экспортных поставок угля, как на Европейский рынок, так и в страны АТР. В порту «Усть-Луга» завершено строительство первой очереди угольного терминала производительностью до 8 млн т, в 2009 году начал работу угольный терминал в порту «Ванино» и завершена очередная модернизация самого большого в России угольного порта «Восточный».

Следствием активного участия российских угольных компаний в международной торговле углем является улучшение ситуации в угольной промышленности в результате сложившейся конъюнктуры цен во второй половине 2009 года, способствовавшей не только увеличению объема экспорта, но и росту его доходности. По состоянию на конец 2009 года цены FOB на российские энергетические угли в портах Дальнего Востока составляли около 70 долл. за тонну, а на коксующиеся угли достигали 125-130 долл. за тонну. В соответствии со среднесрочным прогнозом цен на коксующийся уголь, выполненном банком UBS: цены на коксующийся уголь в 2010 году может достигнуть $170 за тонну, а в 2011 году - до $175. По данным McCloskey Group, цены на энергетический уголь поднялись до уровня 75 долларов за тонну, что на 25% выше цены, установленной в начале года.

Кроме того, наряду с сохранением спроса на российский уголь на мировом рынке со стороны традиционных импортеров, новым фактором активизации экспорта российского угля стал резко возросший спрос на уголь в КНР. По предварительным оценкам годовой объем экспорта российского угля в Китай в 2009 году возрос многократно и составил более 10 млн т.

Несмотря на продолжающийся рост собственной добычи, которая по данным национальной угольной ассоциации КНР должна составить в 2009 году не менее 2,7 млрд т, за девять месяцев 2009 года Китай импортировал более 80 миллионов тонн угля или больше на 54 миллиона тонн, чем в 2008 году. Сохранение высоких темпов роста экономики КНР в условиях спада мировой экономики и развитых стран Азиатско-Тихоокеанского региона, таких как Японии, Южной Кореи и Тайваня, являющихся традиционными импортерами угля поддержало не только российские, но и мировые горнорудные компании в т.ч.: Xstrata, BHP Billiton, Rio Tinto и Anglo American.

Тем не менее, остается открытым вопрос, насколько долго будет сохраняться дефицит угля, особенно коксующегося, на внутреннем рынке Китая. Сегодня многие аналитики оценивают состояние китайской экономики, как близкое к перегреву и опасности с позиции образования так называемых «финансовых пузырей», со всеми вытекающими последствиями, в том числе и для экспортеров сырья.

На внутреннем рынке в начале октября 2009 года цены FCA на коксующийся уголь составляли 2700-3000 рублей за тонну, а к концу года по некоторым маркам цены достигали 3500 рублей за тонну. При этом необходимо иметь в виду, что с начала года и вплоть до начала четвертого квартала цена оставались на уровне $46-50 за тонну.

Повышение цен на коксовый концентрат увеличит издержки в металлургической отрасли, а при неясных перспективах развития самой металлургии из-за риска дальнейшего снижения загрузки мощностей отечественных металлургических предприятий, может оказать давление на компании металлургического сектора. Вышеуказанные тенденции могут отрицательно повлиять на обозначившийся спрос на коксующиеся угли внутри страны, что еще больше замкнет угледобывающие компании на экспорте и их зависимость от проблем развития экономики Китая.

На внутреннем рынке в последние годы сформировалась благоприятная для угольщиков тенденция в ценовом соотношении газ/уголь, после того как в 2005 году цены на эти энергоносители сравнялись (до этого газ был дешевле угля) и обозначилась тенденция опережающего роста цен на природный газ (Рис. 9). Однако, уже в сентябре 2008 г., в связи с резким падением спроса и последующим снижением цен на природный газ, произошел слом этой тенденции, и началось повторное сближение цен, которое достигло паритета в конце 2009г. Последствия кризиса приведут к изменению запланированного роста цен на газ внутри страны, которые в 2011 года должны сравняться с ценой на газ, который реализуется на внешнем рынке.

       Рис. 9. Динамика цен на природный газ и энергетический уголь

Несмотря на то, что для угольной промышленности влияние кризиса могло оказаться более тяжелым, учитывая ее специфику, антикризисными мерами Правительства РФ и усилиями угольных компаний удалось ослабить кризисные явления, и уже во второй половине 2009 года сформировать устойчивую тенденцию к росту основных технико-экономических показателей функционирования отрасли. Кроме того, Министерством энергетики РФ разработана антикризисная программа, включающая комплекс взаимоувязанных мероприятий, призванных не только стабилизировать функционирование отрасли в кризисный период, но и обеспечить ее эффективное развитие в после кризисный период.

Одним из наиболее значимых мероприятий этой программы является осуществление масштабной государственной помощи компании «Мечел» для поддержания проекта строительства железной дороги к Эльгинскому месторождению, включая установление 10-летних каникул по налогу на добычу полезных ископаемых, а также покупку государственными банками облигаций компании на 10 миллиардов рублей и предоставление дополнительных госгарантий по обязательствам «Мечела» на 900 миллионов долларов.

Программой предусматривается стимулирование инвестиций в отрасль в форме возмещения из федерального бюджета части затрат на оплату процентов по кредитам, полученным в российских кредитных организациях, организациями угольной промышленности на осуществление инвестиционных проектов (субсидирование процентных ставок). Кроме того, установлены понижающие коэффициенты к ж/д тарифам при транспортировке углей в Северном и Дальне-Восточном направлениях.

С целью стимулирования освоения месторождений с более сложными горно-геологическими условиями. по предложению Минэнерго РФ внесены изменения в Налоговый кодекс РФ в части установления дифференцированных специфических ставок НДПИ на уголь и применения налогового вычета для стимулирования повышения безопасности труда шахтеров. Кроме того, предусматривается механизм ежегодной индексации дифференцированных специфических ставок НДПИ на уголь, который будет зависеть от изменения рыночных цен.

Особенно необходимо отметить, что в программных мероприятиях подчеркивается необходимость продолжения реструктуризации угольной промышленности, для управления и мониторинга которой образован специальный Координационный совет. Наряду с продолжением технических работ по ликвидации организаций угольной промышленности и обеспечения защиты высвобождаемых работников, отличительной особенностью современного этапа реструктуризации является проведение НИОКР, в том числе на основе частно-государственного партнерства, по разработке новых технологий добычи, переработки и использования угля, обеспечения безопасных условий труда в угольной промышленности. Таким образом, признается перманентный характер структурных преобразований в отрасли, значение которого трудно переоценить, поскольку исключается необходимость одномоментного проведения таких болезненных явлений, как массовое закрытие неэффективных предприятий и, связанное с этим, высвобождение трудящихся, которое было осуществлено в угольной отрасли в середине 90-х годов.

Необходимость продолжения реструктуризации отрасли в перманентном режиме продиктована целым рядом объективных причин, главным из которых является характер деятельности добывающих предприятий, жизненный цикл которых определяется невосполнимостью объемов запасов угля и закономерным снижением эффективности их извлечения по мере доработки запасов. В этом смысле процесс последовательной ликвидации вошедших в стадию неэффективности шахт и разрезов, наряду с вводом новых предприятий, является гарантией поступательного развития угольной отрасли и находится в русле, характерном для большинства развитых угледобывающих стран.

Тем не менее, в нашей стране, даже при наличии выполненных работ по закрытию большинства убыточных шахт, в условиях современного финансово-экономического кризиса, более 20-ти угледобывающих предприятий оказались неспособными к дальнейшей эффективной эксплуатации в условиях сложившейся конъюнктуры цен. Главным образом, это предприятия угледобывающих компании «СДС», «СУЭК-Кузбасс» и «Русский уголь», расположенные в моногородах, таких как г.Прокопьевск, г.Ленинск-Кузнецкий в Кузбассе и г.Зверево в Ростовской области.

В период реструктуризации середины 90-х большинство из указанных предприятий были включены в программу закрытия, как неперспективные, но по разным причинам остались в списке действующих предприятий и даже смогли функционировать в условиях постоянно роста цен на уголь, вплоть до начала кризиса 2008-2009гг. Однако, вырученных таким образом средств было достаточно только на поддержание текущего уровня производства этих предприятий. Поэтому, даже небольшое снижение цен на уголь, привело к резкому сокращению и даже полному прекращению добычи, поскольку основная проблема этих предприятий заключается в необходимости крупных инвестиций в обновление основных фондов, эффективность которых весьма сомнительна, но без которых указанные предприятия уже не смогут существовать.

По данным «ГУРШ» и «Соцуголь» в настоящее время, для осуществления полномасштабной ликвидации угледобывающего предприятий, с решением всех вопросов, включая социально-экономические, требуется не менее 1 млрд руб. Решение проблемы осложняется тем, что в соответствии с действующим законодательством, государственные средства не могут быть направлены для ликвидации предприятия с частной формой собственности. Вместе с тем, очевидно, что ликвидации оставшегося, по разным причинам, в эксплуатации устаревшего шахтного фонда, не может осуществляться без помощи федеральных и региональных органов власти.

Необходимость обновления основных фондов угледобывающих предприятий, особенно их пассивной части, является одной из наиболее значимых проблем, стоящих сегодня перед большинством российских угледобывающих компаний. Прежде всего, имеется в виду реконструкция горного хозяйства шахт и разрезов в направлении минимизации отработки уклонных полей, строительства вертикальных вентиляционных стволов для ликвидации ограничений по подаче необходимого объема воздуха.

Самое главное заключается в том, что старение основных фондов без их модернизации в необходимых объемах отрицательно сказывается на поддержании требуемого уровня безопасности в угольных шахтах. Несмотря на значительное снижение уровня травматизма в течение всего постсоветского периода, остающаяся высокой степень износа (60%) и морального старения основных фондов угольной промышленности, наряду с постоянным увеличением метанообильности разрабатываемых пластов, являются причинами травматизма со смертельным исходом на 1 млн т добычи угля, которые составили в 2009 году величину равную 0,18 против 0,19 в 2008 году (Рис.10).  

    Рис. 10. Динамика коэффициента частоты травматизма со смертельным исходом, случаев на 1 млн  добычи угля

Дальнейшее наращивание объемов добычи угля требует широкого внедрения дегазации угольных пластов, повышения требований к соблюдению правил техники безопасности, своевременного проведения всех необходимых профилактических мероприятий. Для этого, потребуется увеличение инвестиций в приобретение современного оборудования для проведения горных выработок, бурения вертикальных стволов без которых невозможно представить выполнение требуемых объемов горно-подготовительных работ. Без модернизации пассивной части основных фондов трудно рассчитывать на продолжение роста добычи, а возможно даже на сохранение уже достигнутого уровня. Насыщение угледобывающих предприятий высокопроизводительной техникой, произошедшее в последнее десятилетие, входит в противоречие с устаревшими технологическими решениями в виде существующей инфраструктуры, не позволяющей в полной мере использовать возможности этой техники, в том числе с точки зрения безопасности.

По сравнению с развитыми угледобывающими странами, такими как Австралия, США, ЮАР и Германия, где модернизация угледобывающих предприятий осуществляется непрерывно, в нашей стране было допущено существенное отставание в этих вопросах еще с советских времен, которое продолжалось в период приватизации и последующего использования приобретенных активов без существенных инвестиций в их обновление.

К началу кризиса в российской угольной промышленности произошло первоначальное насыщение новой горно-добывающей техникой и стало очевидным, что следующим этапом должно стать инвестирование в модернизацию инфраструктуры горнодобывающих предприятий и в последовательное улучшение техники безопасности и экологии. В кризисных условиях инвестиции в основной капитал угольных компаний в 2009 году сократились против уровня предыдущего года с 60 млрд руб. до 41млрд руб. или более чем на 30 процентов. Практически 75% всех инвестиций в основной капитал приходится на обновление и приобретение новой техники. Ограничения в доступности к кредитным ресурсам и падение поступлений от реализации угольной продукции вынудили угольных компаний пересматривать свои инвестиционные программы в сторону их сокращения. Поэтому, в ближайшей перспективе сложно ожидать возобновление инвестиционной активности, сопоставимой с докризисным периодом. Наиболее вероятным в ближайшей перспективе будет продолжение тенденции минимизации всех видов капитальных затрат до объемов, ограниченных необходимостью обеспечения требований безопасного ведения горных работ. Тем не менее, есть уверенность в том, что предпринимаемые на макроэкономическом уровне усилия по созданию благоприятного инвестиционного климата откроют доступ угольным компаниям к источникам так называемых «длинных денег», что в сочетании с реализацией антикризисных мер позволит продолжить устойчивое функционирование угольной промышленности в долгосрочной перспективе.

Определенные надежды возлагаются на развитие идеи комплексного использования ресурсов угольных месторождений, в частности на промышленную добычу метана угольных пластов, новые технологии дегазации и утилизации шахтного метана, а также на технологии глубокой переработкой угля.

В нашей стране ме­тан из угольных пластов на по­лях действующих шахт извлекает­ся только попутно системами шахт­ной дегазации, включающей сква­жины, пробуренные с поверхности. В недавний период этими системами в Печорском и Кузнецком бассейнах извлекалось около 500 млн м3 метана в год. Вместе с тем, прогнозные ресурсы метана угольных пластов в России по сво­им масштабам сопоставимы с запа­сами традиционных месторожде­ний природного газа и оцениваются в 49 трлн м3. В настоящее время, в рамках проекта ОАО «Газпром» на Талдинской площади в Ерунаковском районе Кузбасса пробурены четыре эксперимен­тальные скважины и получены пер­вые притоки газа. Скважины находятся в стадии опыт­ной эксплуатации, первые резуль­таты которой подтверждают возмож­ность промышленной добычи мета­на из угольных пластов Кузбасса. Однако, справедливости ради, следует заметить, что извлечению запасов метана из угольных пластов препятствуют физико-механические свойства углепородного массива, из-за которых снижается эффективность процессов газоотдачи по сравнению с аналогичными условиями в других регионах мира. С целью преодоления возникающих трудностей потребуется применение специальных технологий и оборудования, а следовательно будет расти стоимость добываемого газа, что и станет определяющим критерием для принятия окончательного решения в вопросе масштабов промышленного применения добычи шахтного метана в Кузбассе.

Кроме того, дальнейшее развитие этого направления, наряду с техническими проблемами, требует внесения ряда изменений и дополнений в существующую законо­дательную базу недропользования для решения вопросов, связанных с обеспечением правовой основы масштабной добычи газа из уголь­ных месторождений. Тем не менее, Администрация Кемеровской области рассматривает проект экспериментальной добы­чи метана из угольных пластов в качестве основы для организации промышленной добычи газа метана на угольных месторождениях бас­сейна. В связи с чем определены про­мышленные и социальные объекты на территории области для экспери­ментальных поставок метана уголь­ных пластов, с учетом своевременной подготовки и переподготовки специ­алистов по добыче газа из нетради­ционных источников.

Отдельно необходимо рассматривать проблему утилизации метана, кооптируемого путем дегазации угольных пластов. Несмотря на очевидную полезность этого направления, в том числе для компенсации части затрат на дегазацию, тем не менее приходится констатировать пока весьма скромные успехи в практической реализации утилизации метана, которые достигнуты на предприятиях компании «СУЭК –Кузбасс» в г.Ленинск-Кузнецкий. Причины не очень высоких темпов промышленного применения установок для утилизации шахтного метана известны. В начале периода освоения они были связаны с отсутствием соответствующих решений правительства РФ в отношении платы за выбросы, в настоящее время проблемы носят, в основном, технический характер и связаны с нестабильным объемом и переменным составом газовой смеси, поступающей из дегазационной системы шахты

Среди ученых и специалистов в отношении проблем и решений в области глубокой переработки угля существует большой диапазон различных мнений и оценок. К сожалению, приходится констатировать тот факт, что проблем значительно больше, чем уже готовых решений. В настоящее время наиболее разработанными решениями в области глубокой переработки угля можно считать получение горючего газа и среднетемпературного из бурых и каменных углей, которые предложены и успешно апробированы в промышленном объеме на теплотехнологических установках, использующих отечественную технологию «ТЕРМОКОКС-С».

Весь остальной набор известных в мире технологий получения из угля химических продуктов, жидких и газообразных топлив в нашей стране не используется, главным образом, по причине наличия собственных ресурсов жидких и газообразных углеводородов, что делает нерентабельным строительство и эксплуатацию предприятий по производству аналогичных продуктов путем конверсии угля.

Кроме того, несмотря на длительный срок эксплуатации экспериментальных, пилотных и демонстрационных установок по глубокой переработке угля за рубежом, сегодня нельзя говорить о широком промышленном применении в мире технологий глубокой переработки угля. Отдельные страны, такие как Китай или ЮАР, не имеющие собственных ресурсов нефти и газа, прикладывали или прикладывают значительные усилия по организации промышленного производства моторных топлив из угля. США также имеют достаточно проработанные технологии получения моторных топлив из угля, которые рассматриваются как, своего рода, гаранты снижения зависимости от импорта нефти.

В целом, интерес в мире к технологиям глубокой переработки проявляется как реакция на нефтяные кризисы и, по мере стабилизации ситуации с ценами и улучшения доступности ресурсов сырой нефти, снижается интерес к технологиям получения жидких топлив из угля. Индикатором следующего усиления интереса в мире к производству синтетического моторного топлива из угля явится, по нашему мнению, превышение цены сырой нефти уровня 100-120 долл. США за баррель.

Таким образом, наиболее реалистичной оценкой ближайшей перспективы в отношении угля будет сохранение его сегодняшней доли в топливном балансе при незначительном уменьшении абсолютных объемов использования. В период 2012—2015 гг., из-за дефицита инвестиций для полномасштабной реализации схемы развития электроэнергетики страны, будет снижена доля угля в электроэнергетике и, соответственно, в топливном балансе страны. В период после 2015 г. восстановление и увеличение доли использования угля в экономике страны возможно только при наличии конкурентных преимуществ угля по сравнению с природным газом. При этом, конкурентоспособность угля обеспечивается при соотношении цен уголь — газ на уровне не менее чем 1:3. Если в докризисный период тенденция этого соотношения внушала определенный оптимизм, то наблюдаемые в течение 2009 года высокие темпы падения цен на газ, снижают вероятность быстрого достижения необходимого соотношения цен и, соответственно, перспективы увеличения использования угля в электроэнергетике.

В этой связи, одним из основных резервов для продолжения тенденции увеличения разрыва в ценах между углем и природным газом является снижение затрат на добычу угля и, соответственно, его цены. Поэтому главной задачей, стоящей перед угольной промышленностью в после кризисный период, является разработка и реализация угольными компаниями комплекса мер, обеспечивающих возможность последовательного снижения производственных затрат на добычу, без чего невозможно сохранить и, тем более, увеличить долю угля в экономике страны.

Обобщая приведенный выше материал, можно сформулировать следующие условия, необходимые для дальнейшего устойчивого развития угольной промышленности:

  1. Продолжение структурной перестройки угольной промышленности, но уже не в виде ее масштабной реструктуризации, успешно реализованной в период 1994-2000 гг., а путем постоянного вывода из эксплуатации устаревающих производственных мощностей, модернизации остающихся производств и строительства новых.

  2. Создание инженерной и логистической инфраструктуры для освоения новых угольных месторождений, последующая разработка которых обеспечит низкий уровень производственных затрат на добычу угля, прежде всего в Кузбассе, в Якутии (Эльгинское месторождение) и в Республике Тыва (Элегестское месторождение).

  3. Создание необходимых условий для ускоренного развития угольной электроэнергетики, которое позволит увеличить внутреннее потребление угля и высвободить ресурсы природного газа.

  4. Увеличение конкурентоспособности российской угольной промышленности за счет дальнейшего повышении производительности и эффективности труда на основе оснащения угольных предприятий современной высокопроизводительной техникой и технологиями, отвечающими мировым стандартам безопасности.

  5. Расширение направлений использования угля и продуктов его переработки, включая их пригодность для получения продуктов углехимии, а также углеродных и композитных материалов.

*   *   *


Количество показов: 40534
Рейтинг:  3.44

Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку



Электронное периодическое издание "Отраслевой портал "Российский уголь". Свидетельство о регистрации СМИ Эл. № 77-6017.
АО "РОСИНФОРМУГОЛЬ"©Все права защищены. 1994-2021  Правовая информация
Яндекс.Метрика