Рейтинг@Mail.ru


ENG

Статьи и обзоры

Данный информационный блок включает в себя статьи, обзоры, выступления и интервью руководителей и специалистов, посвященные актуальным вопросам развития угольной отрасли и смежных отраслей экономики.  В каждой статье указан источник информации и дается гиперссылка на постоянный адрес статьи в первоисточнике. 

Просмотр и комментирование статей доступно всем пользователям

«Мечел» может расстаться с Эльгой 02.09.2019

«Мечел» может расстаться с Эльгой

Эксперт – Тяжелое финансовое положение компании и начало нового процесса реструктуризации долга провоцирует выход компании Игоря Зюзина из эльгинского проекта.

У одного из крупнейших в мире месторождений высококачественного коксующегося угля — Эльгинского — могут смениться владельцы.

На прошлой неделе стало известно, что Газпромбанк, которому принадлежит 49% в эльгинском проекте, договорился о продаже своего пакета. Покупателем может выступить компания «А-Проперти», контролируемая бывшими владельцами «Скартел» (бренд Yota) Альбертом Авдоляном и Сергеем Адоньевым. «А-Проперти» подала соответствующую заявку в антимонопольную службу.

Впрочем, на этом изменения в составе акционеров Эльги могут не закончиться. Оставшийся 51% принадлежит компании «Мечел», контролирующий акционер — Игорь Зюзин. На рынке не исключают, что ему придется пойти на продажу оставшейся доли в Эльгинском месторождении, чтобы уменьшить долг «Мечела» и в очередной раз спасти компанию и свое положение в ней.

Долги тяжкие

Способность "Мечела" платить по долгам сильно зависит от рыночной конъюнктуры 26-02.jpg Способность "Мечела" платить по долгам сильно зависит от рыночной конъюнктуры

Эльгинское угольное месторождение, расположенное в юго-восточной части Якутии, с запасами в 2,2 млрд тонн угля, — крупнейший инвестиционный проект «Мечела». Месторождение находится примерно в 300 км от Байкало-Амурской магистрали, и именно транспортная доступность была основной причиной того, что его освоение долго не могли начать, несмотря на высокое качество угля и то, что добычу можно вести открытым способом.

Первая попытка подступиться к разработке Эльги была предпринята в начале века Министерством путей сообщения (ныне — РЖД). И хотя было проложено порядка 60 км железной дороги, проект в 2002 году был признан непрофильным для МПС и заморожен.

Спустя пять лет лицензия на его разработку оказалась в руках «Мечела».

В 2011 году на Эльге началась добыча угля (на части маршрута использовался автомобильный транспорт), а в конце того же года туда была запущена железная дорога от станции Улак на БАМе. Строительство 321 км железнодорожных путей стало самой дорогой частью в проекте освоения угольного месторождения: на строительство дороги было израсходовано порядка 2 млрд долларов из 2,5 млрд, потраченных на проект в целом.

Коксующийся уголь обеспечивает "Мечелу" значительную долю дохода 26-03.jpg Коксующийся уголь обеспечивает "Мечелу" значительную долю дохода

Деньги, как это принято у «Мечела» еще с середины 2000-х, были заемные. В 2014 году компания оказалась на грани банкротства: из-за падения цен на сырье она не могла обслуживать ранее взятые кредиты. Обсуждался даже вариант конвертации долга в акции, что влекло за собой сокращение доли Игоря Зюзина в компании и фактическое отстранение его от управления «Мечелом». Тем не менее Зюзину удалось выйти из этой сложной ситуации, сохранив и компанию, и свой контроль над ней.

Переговоры о реструктуризации долга шли несколько лет, и одним из ключевых моментов стала продажа Газпромбанку 49% в эльгинском проекте за 34,3 млрд рублей. «Мечел» при этом получил право выкупить этот пакет обратно по истечении пяти лет с момента сделки.

Фактически Газпромбанк приобрел по 49% в трех компаниях — «Эльгауголь» (собственно компании — оператора месторождения), «Эльга-Дорога (ей принадлежит железная дорога Улак — Эльга) и «Мечел Транс Восток» (занимается перевозками добытого угля). Полученные от Газпромбанка деньги «Мечел» использовал для погашения части долга перед другими кредиторами, в частности перед Сбербанком.

Для Газпромбанка доля в Эльге — это непрофильный актив, и по мере роста его стоимости в связи с развитием проекта банк был не прочь продать его заинтересованным инвесторам.

Азия и Китай - основные рынки сбыта угля для "Мечела" 26-04.jpg Азия и Китай - основные рынки сбыта угля для "Мечела"

В прошлом году в интервью газете «Ведомости» генеральный директор «Мечела» Олег Коржовговорил, что компания совместно с Газпромбанком рассматривает «возможность привлечения денег и вовлечения еще одного участника». По его словам, «это может быть любой игрок, российский или зарубежный инвестор, главное — он должен быть заинтересован в развитии проекта». В первую очередь партнеры рассчитывали на участие китайских или японских металлургических компаний, поскольку значительная часть угля с Эльгинского месторождения экспортируется именно в эти страны. При этом предполагалось, что новый инвестор зайдет в проект за счет пакета, принадлежащего Газпромбанку.

В 2018 году «Мечел» планировал добыть на Эльге 5,3 млн тонн угля, однако в итоге добыл 4,9 млн тонн, показав тем не менее рост на 18% относительно 2017 года.

Вместе с тем реализация только первого этапа разработки месторождения предполагает увеличение добычи до 14–15 млн тонн угля, говорил Олег Коржов, не раскрывая при этом сумму необходимых инвестиций. В целом же ранее компания прогнозировала, что на полную мощность — более 28 млн тонн угля — месторождение выйдет к 2027 году.

Собственных средств для реализации этого проекта у «Мечела» нет. Занять тоже вряд ли получится, поскольку «Мечел» вновь не в силах обслуживать существующие долги.

Комментируя финансовые итоги за второй квартал 2019 года, Олег Коржов заявил следующее: «Мы приближаемся к периоду начала погашения основного долга, в соответствии с условиями кредитных договоров, согласованных с банками-кредиторами в 2016 году. Несмотря на то что компания стабильно работает и генерирует денежный поток, достаточный для выполнения всех своих текущих финансовых обязательств, обслуживания долга и финансирования капитальных затрат, в текущих обстоятельствах этого денежного потока не хватит, чтобы в период 2020–2022 годов выполнить все обязательства по погашению долга». То есть сейчас «Мечел» в состоянии платить только проценты, но не тело кредитов.

По словам заместителя председателя правления Сбербанка Анатолия Попова, «Мечел» «направил банкам обновленную финансовую модель и попросил перенести погашение основного долга с 2020–2022 года на 2024–2026 год». Пока банки изучают это предложение.

Чистый долг компании на конец второго квартала составлял 411 млрд рублей. Соотношение чистого долга к EBITDA на ту же дату — 6,4. Что касается структуры кредитного портфеля, то 65% составляет его рублевая часть, остальное — иностранная валюта. Доля банков с госучастием в общей «кредиторке» — 88%.

С начала 2000-х Игорь Зюзин активно скупал предприятия металлургической и горнодобывающей промышленности на заемные деньги. С частью активов ему уже пришлось расстаться, чтобы сократить долг

Вырвать сердце

По оценке «Атона», развитие Эльгинского проекта потребует более 70 млрд рублей.

Поскольку у «Мечела» таких денег нет, проект, по сути, заморожен.

В свою очередь представитель «А-Проперти» Анастасия Харитонова в комментарии для СМИ заявила, что компания «намерена активно включиться в дальнейшее развитие Эльгинского месторождения». При этом она отказалась говорить, о какой сумме потенциальных инвестиций может идти речь.

По ее словам, «бенефициар “А-Проперти” Альберт Авдолян совместно со своим партнером Сергеем Адоньевым планомерно формирует промышленный кластер в Якутии, который включает Якутскую топливно-энергетическую компанию, угольный проект Огоджа и порт Вера. Приобретение доли в крупнейшем угольном месторождении является логичным шагом этой стратегии».

Надо сказать, что, если в ЯТЭК у партнеров есть шанс получить контрольный пакет, поскольку они выкупили долг этой компании перед Сбербанком, под который заложен ее контрольный пакет, то в двух других проектах, по данным СМИ, партнеры имеют только миноритарные доли. Мажоритарным же акционером и в проекте по разработке Сугодинско-Огоджинского угольного месторождения в Амурской области, и в угольном терминале «Порт Вера» в Приморье — по 50% в каждом — является «Востокуголь» Дмитрия Босова и Александра Исаева. С их стороны комментариев о формировании «промышленного кластера» с участием Авдоляна и Адоньева пока не поступало.

В разговоре с «Экспертом» Анастасия Харитонова оставила без ответа вопрос, собирается ли «А-Проперти» увеличивать долю своего участия в Эльгинском проекте за счет выкупа всего пакета или его части у «Мечела». Вместе с тем вряд ли стоит ожидать, что владелец неконтрольного пакета станет инвестировать в ситуации, когда контролирующий партнер не в состоянии вкладываться в сопоставимой доле.

В начале 2000-х конгломерат компаний, объединенных Игорем Зюзиным и его тогдашним деловым партнером Владимиром Йорихом в единый холдинг, получил название «Стальная группа “Мечел”». Челябинский меткомбинат, поделившийся своим именем с группой, часто называли «стальным сердцем» Челябинска. Так что и этот эпитет тоже перешел в общий бренд.

Однако уже тогда внутри самой группы с иронией говорили, что на самом деле она вовсе не стальная, а угольная. И Зюзин, и Йорих начинали бизнес именно в угольной отрасли, и поглощение ЧМК было осуществлено компанией «Южный Кузбасс» на деньги, заработанные на угле. Спустя некоторое время слово «стальная» исчезло из названия группы, статус-кво был восстановлен.

Несмотря на то что «Мечел» активно инвестирует в свой «стальной» дивизион (в частности, в Челябинске построен современный стан, позволяющий производить стометровые рельсы), угольный бизнес для него на первом месте, а Эльгинский угольный проект — главная опора и надежда компании на долгосрочную перспективу.

Согласно отчету компании за 2018 год, рентабельность по EBITDA в горнодобывающем сегменте бизнеса компании, к которому относится и эльгинский проект, составила 34%. В то же время в стальном сегменте этот показатель был на уровне 14%. Соответственно и зарабатывает компания на добыче сырья больше: уголь и железная руда дали ей 45,5 млрд рублей EBITDA, а сталь и прокат — только 28 млрд рублей.

По оценке старшего аналитика «Атона» Андрея Лобазова, стоимость доли Газпромбанка в эльгинском проекте составляет порядка 55 млрд рублей. Стоимость доли «Мечела» (51%) «Атон» оценивает выше — в 68 млрд рублей, так как в нее заложена премия за контроль.

Тем не менее, подчеркивается в комментарии инвесткомпании, потенциальный эффект снижения долговой нагрузки от продажи пакета невелик: чистый долг «Мечела» сократится только на 16%, а отношение чистого долга к EBITDA останется высоким — на уровне 5,7.

Игорь Зюзин производит впечатление человека упрямого и упорного, который в состоянии сопротивляться кризисам. А на них ему «везет». Достаточно вспомнить середину 2008 года, когда Владимир Путин пообещал «прислать доктора» к Игорю Зюзину, имея в виду контролирующие и правоохранительные органы, поскольку заподозрил «Мечел» в уходе от налогов при продаже угля за границу по ценам ниже рыночных и в завышении цен для отечественных металлургов. Хотя Игорь Зюзин и попал после этих слов в больницу, а акции «Мечела» обвалились почти на 40%, он сумел удержать ситуацию под контролем и впоследствии вернуть себе расположение президента.

Многое будет зависеть от мировой конъюнктуры рынка угля. Пока ситуация складывается не в пользу «Мечела»: в обзоре угольного рынка от УГМК отмечается, что после трех лет роста в секторе энергетического угля с середины прошлого года сформировался понижательный тренд. В секторе коксующегося угля в начале года цены толкнула вверх катастрофа в Бразилии, когда прорыв дамбы на хвостохранилище рудника Corrego do Feijao привел к большим человеческим жертвам и остановке ряда предприятий корпорации Vale, что вызвало ажиотаж на мировых рынках сырья. Но в долгосрочной перспективе этот эффект будет нивелирован, а давление на цены будет оказывать замедление мировой экономики и слабый спрос на стальную продукцию.

«Принуждение к продаже» может обернуться тем, что, оставшись без Эльги и денежного потока от нее, «Мечел» столкнется с еще большими трудностями при обслуживании существующих долгов. «Слишком большой, чтобы упасть» — этот тезис уже был использован «Мечелом» при переговорах о предыдущей реструктуризации. Более двух десятков предприятий, десятки тысяч работающих — банкротство такой компании чревато социальным взрывом. Не исключено, что политический фактор сработает и во второй раз, очередная реструктуризация будет осуществлена, а после этого ВЭБ сможет дать деньги на развитие Эльги. О такой возможности в ходе годового собрания акционеров «Мечела» говорил Олег Коржов, уточняя, что переговоры с ВЭБом могут начаться не раньше 2020 года.



Количество показов: 283
Рейтинг:  3.3

Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку




Электронное периодическое издание "Отраслевой портал "Российский уголь". Свидетельство о регистрации СМИ Эл. № 77-6017.
АО "РОСИНФОРМУГОЛЬ"©Все права защищены. 1994-2019  Правовая информация
Яндекс.Метрика