Рейтинг@Mail.ru


ENG

Статьи и обзоры

Данный информационный блок включает в себя статьи, обзоры, выступления и интервью руководителей и специалистов, посвященные актуальным вопросам развития угольной отрасли и смежных отраслей экономики.  В каждой статье указан источник информации и дается гиперссылка на постоянный адрес статьи в первоисточнике. 

Просмотр и комментирование статей доступно всем пользователям.

Российский уголь идет на восток // Интервью с первым замгендиректора УПК Ириной Ольховской 27.07.2017

Российский уголь идет на восток // Интервью с первым замгендиректора УПК Ириной Ольховской

РГ - Россия может в этом году нарастить экспорт угля на 5 млн тонн до 170 млн. О том, куда пойдут поставки сырья, как России конкурировать за долю на рынке с Австралией и Индонезией, а также о последней инициативе Госдумы по запрету открытой перевалки угля в интервью «Газете.Ru» рассказала первый замгендиректора «Управляющей портовой компании» Ирина Ольховская.

— Как АО «Восточный Порт» и АО «Ростерминалуголь» завершили первое полугодие? 

— По итогам первого полугодия специализированный порт «Ростерминалуголь» демонстрирует рост объемов перевалки угля за счет увеличения объемов перевозки. По сравнению с первым полугодием прошлого года перевозка в адрес «Ростерминалугля» выросла почти на 4 млн тонн. В том числе это получилось за счет перераспределения потоков — РЖД заранее предупредило нас о ремонтных работах по Восточному полигону, что позволило своевременно подготовиться к увеличению погрузки угля в северо-западном направлении. Необходимо отметить и совокупный рост объемов перевозки в адрес «Восточного Порта» — он вырос на 170 тыс. тонн по сравнению аналогичным периодом прошлого года.
 
— Какой прогноз по итогам 2017 года?
 
— При сохранении действующей динамики объемов перевозки «Ростерминалуголь» выйдет на 21 млн тонн по итогам 2017 года. По Дальнему Востоку сейчас договариваемся с РЖД — хотим нарастить погрузки в осенне-зимний период. Кроме того, в этом году планируем увеличить объем перевозок в адрес «Восточного Порта» до 24 млн тонн против 23,5 млн в прошлом году.
 
— «Восточный порт» сможет принимать больше грузов? Как идет его модернизация?
 
— За счет реализации третьей очереди угольного комплекса мы планируем увеличить его мощности в два раза. АО «Восточный Порт» уже инвестировал более 24 млрд руб. из запланированных 31 млрд руб., был образован искусственный земельный участок, построен глубоководный причал, проведены строительно-монтажные работы и сборка специализированной углепогрузочной техники, установлены мощные высокотехнологичные стакеры, реклаймеры и судопогрузочные машины.

«Восточный Порт» также вложит 5 млрд руб. в строительство федеральной железнодорожной инфраструктуры, которая увеличит пропускную способность станции Находка-Восточная на 20 млн тонн в год.

Мы представим проект третьей очереди на Восточном экономическом форуме. В этом году основной акцент будет сделан на меры экологической безопасности. Это, прежде всего, модернизация очистных сооружений «Восточного Порта», аспирационных систем, ветрозащитных сооружений. За последние пять лет мы инвестировали в модернизацию и природоохранные мероприятия порядка 1 млрд руб.

— Когда начнет работу третья очередь порта? 

— Сейчас мы проводим испытания оборудования с техническими нагрузками, рассчитываем начать полноценную работу в начале 2018 года, идет работа по координации проектных и строительных решений с РЖД, чтобы решить вопросы технологической взаимоувязки железнодорожной инфраструктуры. После открытия начнем поэтапно увеличивать мощность, прибавляя по 5-7 млн тонн до проектной мощности 40 млн в год.
 
— Планируются ли новые проекты или пока возьмете паузу на развитие терминала на Дальнем Востоке?
 
— Мы считаем, что наиболее сейчас перспективный проект — это строительство специализированного угольного терминала «Тамань». На данный момент наблюдается достаточно острый дефицит специализированных портовых угольных мощностей на юге России. Единственный глубоководный порт в регионе — Новороссийск, но там нет специализированных мощностей именно по перевалке угля.
 
— Таманью интересуетесь в расчете на европейский рынок?
 
— Не только. География поставок будет направлена на Турцию и страны Африки. Появление мощного специализированного терминала на Юге России позволит увеличить объемы поставки российского угля в страны Африки — Египет, Марокко.
 
— Минэнерго прогнозировал увеличение Россией экспортных поставок угля в этом году. Какой прогноз с вашей стороны?
 
— Мы согласны с оценкой министерства. С 2010 года угольная отрасль России развивается и увеличивает объем добычи только за счет экспорта. В этом отношении 2016 год был очень показательным — объем экспорта практически сравнялся с объемом потребления внутренним рынком и достиг 165 млн тонн. По итогам прошлого года доля российских производителей угля в мировом рынке достигла 12% по сравнению с 11% в 2015 году. В этом году можно прогнозировать рост экспорта на 5 млн тонн — до 170 млн.
 
— Мы можем конкурировать с лидерами угольного экспорта, Австралией и Индонезией?
 
— Для сравнения, Австралия экспортировала в прошлом году 391 млн тонн, Индонезия — 382 млн. Чтобы России сохранить, а тем более увеличить долю, необходимо развитие существующих и строительство новых специализированных портовых мощностей для повышения конкурентоспособности российских производителей угля.

Потому что в том же Китае порты-малыши — это 80 млн тонн в год. А такие крупные порты как Далянь или Шэньчжэнь — это уже за 100-150 млн тонн по году. То есть один китайский порт по объемам перевалки — как все порты Дальнего Востока.
 
Кроме того, идет борьба за повышения качества поставляемого угля за счет его обогащения. Сейчас происходит полномасштабное строительство обогатительных фабрик и на Кузбассе, и в Красноярском регионе, и в регионе Восточно-Сибирской железной дороги. Потому что у того же австралийского и индонезийского угля есть большое преимущество — минимальное железнодорожное плечо, их экспорт практически весь морской. Учитывая, что расстояния мы никак не сократим, Кузбасс и Красноярский регион как были в центре России, так и останутся, единственный выход — повышать качество поставляемой продукции.
 
— Конкурентоспособность российского сырья должна была вырасти за счет девальвации — издержки же сократились.
 
— Девальвационный эффект был отыгран в 2015-2016 годах. Ничего не поделаешь, промышленная инфляция растет. Все рублевые затраты по добыче, производству, обогащению, логистике растут.
 
— Как вы оцениваете перспективы угля как сырья на мировом рынке на фоне роста популярности ВИЭ и газа?
 
— С 2010 года объем мирового рынка угля увеличился с 1 млрд до 1,3 млрд тонн. За этот период мы наблюдали спад только в 2015 году, что было связано с резким падением угольных цен. В 2017 году рост продолжается, о чем можно судить даже по России, где, например, увеличивается добыча в Кузбассе и даже Якутии, в крайне тяжелой климатической зоне.
 
Что касается альтернативной энергетики, то ее рост, особенно в Европе, можно объяснить дотационным эффектом. Так что в плане конкуренции куда больший риск для угольной отрасли представляет газ, особенно трубопроводный.
 
— Какие сейчас риски по спросу?
 
— Главный риск — политика основного потребителя угля, Китая. В прошлом году, когда Китай закрывал угольные шахты, цены на уголь несколько выросли, после чего рынок все это дело отыграл обратно.
 
— Какие бы выделили для России перспективные рынки?
 
— Основным рынком сбыта угля остаются страны Азиатско-Тихоокеанского региона — Япония и Китай. Увеличение спроса на импортный уголь в азиатском регионе прогнозируется в странах, развивающих угольную энергетику: Южной Корее, Вьетнаме, Малайзии, Филиппинах. Рост спроса на импортный уголь также ожидается в странах Средиземноморья, где идет развитие угольной генерации и увеличиваются мощности угольных электростанций — Турции, Марокко и Египте.
 
— Сейчас в Госдуме готовится законопроект, который, в частности, предусматривает запрет открытой перевалки угля. Как оцениваете эту инициативу?
 
— Учитывая достигнутый уровень технического прогресса, нет смысла запрещать открытую перевалку угля. В мире в принципе нет полностью закрытых портов — в Европе, Китае, Японии работают открытые порты, склады. Это связано, прежде всего, с тем, что уголь является пожароопасным материалом.

К примеру, на Дальнем Востоке переоборудовали ряд закрытых терминалов с удобрениями под перевалку угля. Там теперь системно происходит возгорание угля, который, пока не выгорит, будет гореть и тлеть. И задымление будет достаточно серьезное.

Полностью исключить выброс угольной пыли в атмосферу невозможно. Но существующие технологии позволяют минимизировать вред для окружающей среды. Речь идет о закрытых помещениях вагоноопрокидывателей, конвейерных линиях, системах орошения складов, очистки воздуха, сточных вод и всего комплекса экологических мероприятий, который уже реализован в управляемых нами портах «Ростерминалуголь» и «Восточный Порт». На данный момент необходимо сосредоточиться на разработке технических регламентов перевалки угля, руды и других навалочных грузов в портах России для комплексного рассмотрения вопроса и принятия системных решений на уровне правительства.


Количество показов: 708

Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку




Электронное периодическое издание "Отраслевой портал "Российский уголь". Свидетельство о регистрации СМИ Эл. № 77-6017.
АО "РОСИНФОРМУГОЛЬ"©Все права защищены. 1994-2017  Правовая информация
Яндекс.Метрика